«ЗАПИСКИ ГИГИЕНИСТА-ДИЛЕТАНТА» или «НАШЕСТВИЕ ТРИГАЛОМЕТАНОВ». Часть первая…

Георгий Самбурский

Публикуем полную версию материала Алексея Кощеева, ставшего основой для совместной научной статьи, опубликованной в официальном издании Министерства образования РФ — Вестнике Московского государственного университета тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова (МИТХТ), соавтором которой стал Георгий Самбурский (МИТХТ им. М.В.Ломоносова, доцент, к.т.н.).

Строгая редакционная коллегия*** провела рецензирование статьи, сочла её интересной и достойной публикации в столь уважаемом научном издании, пусть и с некоторыми изъятиями.


«ЗАПИСКИ ГИГИЕНИСТА-ДИЛЕТАНТА» или «НАШЕСТВИЕ ТРИГАЛОМЕТАНОВ»

Алексей Кощеев

Кощеев А.В. — Общероссийская общественная организация по защите окружающей среды «Общественный экологический контроль России»

Аннотация: рассмотрены проблемы современного состояния гигиенического нормирования в части качества питьевой воды централизованных систем водоснабжения. Проведен анализ области применения существующих нормативно-правовых актов, указаны основные проблемы, вызванные несовершенством текущей законодательной базы.

Современные подходы к безопасному управлению факторами окружающей среды, воздействующими на организм человека, по праву рассматривают систему гигиенического нормирования как один из важнейших инструментов государственной политики в области охраны здоровья человека. Вместе с тем методология нормирования как совокупность принципов, критериев и методов гигиенической оценки факторов среды является предметом многочисленных дискуссий.

Особенности гигиенического нормирования химических веществ в водной среде обусловлены универсальной ролью воды в биосфере и хозяйственной деятельностью, что предполагает необходимость нормирования экзогенных химических веществ в зависимости от вида использования воды. С гигиенических позиций оценивается уровень загрязнения воды, предназначенной для хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования.

Именно гигиенические позиции нормирования содержания загрязняющих веществ в воде, предназначенной для хозяйственно-питьевого использования, лежат в основе требований к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения (далее – ЦВС) и определяют показатели качества питьевой воды, согласно Федерального закона №416-ФЗ от 07.12.2011 «О водоснабжении и водоотведении».

Показатели качества воды, согласно части 1 статьи 39 ФЗ № 416-ФЗ, являются одной из групп указанных целевых показателей. Министерством строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти выпущен приказ №162/пр от 04 апреля 2014 г., утверждающий перечень целевых показателей, согласно которому в качестве показателей качества питьевой воды использовать следующие показатели:

а) доля проб питьевой воды, подаваемой с источников водоснабжения, водопроводных станций или иных объектов централизованной системы водоснабжения в распределительную водопроводную сеть, не соответствующих установленным требованиям в общем объеме проб, отобранных по результатам производственного контроля качества питьевой воды;

б) доля проб питьевой воды в распределительной водопроводной сети, не соответствующих установленным требованиям, в общем объеме проб, отобранных по результатам производственного контроля качества питьевой воды.

В этой связи возникает вопрос применения соответствующих нормативно-правовых актов, устанавливающих санитарно-эпидемиологические требования при формировании целевых показателей качества питьевой воды для ЦВС.

Нормативными правовыми актами, устанавливающими санитарно-эпидемиологические требования в соответствии с ФЗ №52-ФЗ « О санитарно-эпидемиологической безопасности», являются государственные санитарно-эпидемиологические правила (санитарные правила, санитарные правила и нормы, санитарные нормы, гигиенические нормативы). Санитарные правила (СП) — нормативный правовой акт, устанавливающий гигиенические и противоэпидемические требования по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения, профилактики заболеваний человека, благоприятных условий его проживания, труда, быта, отдыха, обучения и питания, а также сохранения и укрепления его здоровья.

Санитарные нормы (СН) — нормативно-правовой акт, устанавливающий оптимальные и предельно допустимые уровни влияния комплекса факторов среды обитания человека на его организм.

Гигиенические нормативы (ГН) — нормативно-правовой акт, устанавливающий гигиенические и эпидемиологические критерии безопасности и безвредности отдельных факторов среды обитания человека для его здоровья.

Санитарные, правила и нормы (СанПиН) — нормативно-правовой акт, объединяющий требования отдельных санитарных правил, норм и гигиенических нормативов.

К методическим документам системы санитарно-эпидемиологического нормирования относятся:

— руководство (Р) — свод обязательных к исполнению руководящих, распорядительных и методических документов по вопросам организации государственного санитарно-эпидемиологического надзора, санитарно-эпидемиологического нормирования, выполнения требований санитарного законодательства;

— методические указания (МУ) — документы, устанавливающие обязательные к исполнению требования по организации и проведению государственного санитарно-эпидемиологического надзора, регламентации деятельности в системе государственного санитарно-эпидемиологического нормирования, а также по другим вопросам организации работы учреждений, должностных лиц и специалистов Государственной санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации по выполнению возложенных на них функций;

— методические указания по методам контроля (МУК) — документы, содержащие обязательные для исполнения требования.

Несмотря на ясную логику имеющегося законодательства в области гигиенического нормирования, что в настоящее время некоторые предприятия водопроводно-канализационного хозяйства считают правильным при обосновании показателей качества питьевой воды ЦВС использовать требования, сформированные в гигиенических нормативах  ГН 2.1.5.1315-03 «Предельно допустимые концентрации (ПДК) химических веществ в воде водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования», вместо того, чтобы на основании ст.19 ФЗ-52 использовать соответствующие санитарные правила и нормы СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества. Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения».

По мнению авторов, основанном на анализе разрешительной нормативной документации  (см. ст. 18 ФЗ-52 ФЗ), такая трактовка области применения ГН не верна, а основой для формирования целевых показателей качества питьевой воды систем ЦВС может служить исключительно СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества. Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения».

Надо сказать, что основной регулирующий орган РФ в лице Главного санитарного врача Российской Федерации Онищенко Г.Г в письме от 27 мая 2008 г. №01/5477-8-32 также подтверждает, что «основным документом по осуществлению санитарно-эпидемиологического надзора за качеством питьевой воды и централизованных систем питьевого водоснабжения до принятия Специального технического регламента по безопасности питьевой воды продолжает оставаться СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества».

Еще раз обращаем внимание, что речь идет про питьевую и горячую воду, подаваемую через ЦВС. Также хотели бы отметить, что исполнение постановлений Правительства Российской Федерации № 644 от 29.07.2013 и № 354 от 06.05.2011 невозможно без неукоснительного обеспечения соответствия качества питьевой воды централизованных систем водоснабжения требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01.

Очевидное. Для тех кто забыл или не знает

Логика гигиенического законодательства находит свое последовательное отражение в тексте руководства Р 1.1.002-96 «Классификация нормативных и методических документов системы государственного санитарно-эпидемиологического нормирования» регистрация нормативных и методических документов осуществляется путем обозначений, состоящих из индекса документа (СН, СП, СанПиН, ГН, Р, МУ, МУК) и первых цифр с точками, которые определяют принадлежность документа к разделу, группе и подгруппе санитарно-эпидемиологического нормирования по конкретному номеру классификации.

Например, актуальны следующие классификационные группы:

2.1.4 — «Коммунальная гигиена», «Питьевая вода и водоснабжение населенных мест»

2.1.5 — «Коммунальная гигиена», «Водоотведение населенных мест, санитарная охрана водоемов»

Соответственно, к первой группе относится СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода и водоснабжение населенных мест», которые содержат в своём тексте таблицу гигиенических нормативов веществ, подлежащих контролю в питьевой воде централизованного водоснабжения населения. Классы опасности нормированы для человека только как санитарно-токсикологические и органолептические. Это важнейший фактор безопасности, т.к. именно эти показатели допустимых концентраций актуальны для питьевой воды.

Ко второй группе относятся СанПиН 2.1.5.980-00 «Водоотведение   населенных   мест, санитарная  охрана водоемов», которые в своём тексте таблиц нормативов не содержат, т.к. они вынесены в два отдельных документа – с 2003 года это гигиенические нормативы ПДК (ГН 2.1.5.1315-03) и гигиенические нормативы ОДУ (ГН 2.1.5.1316-03), являющихся неотъемлемой частью этих СанПиН. Необходимость раздельного существования связки «СанПиН — ГН», а не единого документа, обусловлена регулярным пополнением и изменением списков и свойств ГН, являющихся выдержкой из российского регистра потенциально опасных химических веществ (РПОХВ). Все очевидно, т.к. регулярно перечень веществ, обнаруживаемых в водных объектах, увеличивается, а также появляются данные по влиянию тех или иных соединений на состояние окружающей среды и на человека.

В чем же проблема? Оказывается, что стройная логика гигиенического законодательства в части оценки качества воды была нарушена по ряду нижеперечисленных факторов.

Как это было

Постановлением №78 и №79 от 30.04.2003 с 15.06.2003 года введены в действие ГН 2.1.5.1315-03 «Предельно допустимые концентрации (ПДК) химических веществ в воде водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования» и отменены предшествующие одноимённые ГН 2.1.5.689-98 с дополнениями № 1-3

Одновременно, Постановлением №74 введены в действие и  ГН 2.1.5.1316-03 «Ориентировочные допустимые уровни (ОДУ) химических веществ в воде водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования».

В тексте ГН 2.1.5.1315-03 и ГН 2.1.5.1316-03, в отличие от всех своих предшественников, появилось  указание о том, что они распространяются на «…питьевую воду и воду в системах горячего водоснабжения».

Это довольно необычное указание, т.к. нормативы относятся к разделу  «2.1.5. Водоотведение населенных мест, санитарная охрана водоемов», и используются при контроле сбросов очищенных сточных вод, тогда как вся нормативная документация в отношении питьевой воды относится к разделу «2.1.4. Питьевая вода и водоснабжение населённых пунктов».

Это указание сразу внесло мощный диссонанс в стройную систему нормативов в области снабжения населения питьевой водой, породило шквал вопросов и непонимания со стороны всех эксплуатирующих организаций и контролирующих органов, так как часть нормативов в ГН 2.1.5.1315-03 и ГН 2.1.5.1316-03 имеет общесанитарный класс опасности, к питьевой воде не имеющий ни малейшего отношения, что ещё сильнее запутало ситуацию. Как известно, общесанитарный класс опасности и уровень ПДК характеризует способность водоема к самоочищению по конкретному веществу, что, собственно говоря, совершенно справедливо, исходя из классификационной группы данных документов.

Свой вклад в хаос, внесённый этим указанием, добавили разные величины ПДК для одних и тех же веществ, присутствующих как в ГН.2.1.5.1315-03, так и в СанПиН 2.1.4.1074-01. Разъяснения со стороны разработчика этих ГН – НИИ Сысина о применении этого указания, ясности не вносят и ещё более запутывают ситуацию. Рекомендации применять более жесткий норматив выглядят не убедительными, т.к. в одном письме-разъяснении можно увидеть прямо противоположные рекомендации по применению.

Разрастанию проблемы способствовали и действия территориальных органов Роспотребнадзора, необоснованно включившие в обязательные требования по контролю питьевой воды ЦВС не только нормативы из СанПиН 2.1.4.1074-01, но и из ГН 2.1.5.1315-03. Появление в протоколах анализа питьевой воды этой «пары» не редкость, а где-то даже уже и правило.

Утверждение ещё одного ГН 2.1.5.2280-07 (изменения №1 к ГН 2.1.5.1315-03), с неожиданно жёсткими требованиями к содержанию тригалометанов, сделало ситуацию с неоднозначным толкованием документов ещё более запутанной и по итогу вызвало появление письма центрального аппарата Роспотребнадзора от 27.05.2008 г. №01/5477-8-32 «О контроле качества питьевой воды» с разъяснениями, которое тоже не внесло полной однозначности в понимание применяемости ГН к питьевой воде, хотя и подтвердило главенствующую роль СанПиН 2.1.4.1074-01.

В этой неоднозначной ситуации территориальные отделы Роспотребнадзора пошли по простому пути и заняли жесткую позицию с обязательным применением требований ГН 2.1.5.1315-03 со всеми приложениями наравне с СанПиН 2.1.4.1074-01, что сделало нарушителями практически все водоканалы РФ и к ним начали применять  карательные меры с участием судебных инстанций, которые при вынесении судебных решений пользовались разъяснениями тех же территориальных органов Роспотребнадзора, а не буквой закона.

Что же несет нам эта вольная трактовка пресловутой «буквы закона»? Исходя из всего вышеперечисленного, т.е. из возможности присутствия в питьевой воды ЦВС всего перечня веществ, отраженных в официально признанных ГН 2.1.5.1315-03, в отличие от СанПиН 2.1.4.1074-01, допускается присутствие в питьевой воде урана или хлорпикрина (как пример). Вопросы к чиновникам об этой несуразности игнорируются и остаются без ответа.

Решения судов в пользу водоканалов, сумевших убедить судей лично изучить нормативную документацию и осознать главенствующую роль СанПиН и неправомерность применения ГН к питьевой воде ЦВС есть, но они единичны.

Загадочный хлор

Если предположить, что ГН 2.1.5.1315-03 «Предельно допустимые концентрации (ПДК) химических веществ в воде водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования» распространяются в полной мере на воду централизованных систем водоснабжения, то, как сотрудникам предприятий ВКХ относиться к требованиям полного отсутствия хлора в воде (табл.1)?

Данные из ГН 2.1.5.1315-03:


п/п
Наименование вещества
CAS
Величина ПДК, мг/л Лимитирующий показатель вредности Класс опасности
1233 Хлор 7782-50-5 отсутствие <д> общ. 3

Это требование противоречит СанПиН  2.1.4.1074-01 с изменениями от 2010 г., согласно которым устанавливаются и жестко регламентируются остаточные концентрации хлора.

Более того, согласно требований ВОЗ в целях обеспечения пролонгированного действия и обеспечения гарантированной биологической безопасности питьевой воды, нормируется и минимальное остаточное содержание хлора (табл.2).

Данные из СанПиН 2.1.4.1074-01:

Показатели Единицы измерения Нормативы (ПДК) Показатель вредности Класс опасности
Хлор <1>
— остаточный свободный мг/л в пределах
0,3-0,5
орг. 3
— остаточный связанный — » — в пределах
0,8-1,2
— » — 3

Проблема заключается в том, что если ГН якобы действительно обязательны для ЦВС как более свежий по дате документ (именно так аргументируют свои пристрастия руководители некоторых ТО Роспотребнадзора в регионах), то водоканалы поставляют воду ненадлежащего качества населению, когда в качестве средства пролонгированного действия выбран классический хлор или гипохлорит натрия.

Согласитесь, это может быть причиной множественных исков к предприятиям ВКХ. Первый такой иск уже предъявлен, но суд по факту уклонился от принятия решения по существу загадочной фразой – «отказать, так как истец ничего не доказал». На этом дело не закончено, так как подана апелляция.

Еще раз обращаем внимание на необходимость исполнения постановлений Правительства Российской Федерации № 644 от 29.07.2013 и № 354 от 06.05.2011, что невозможно без неукоснительного обеспечения соответствия качества питьевой воды централизованных систем водоснабжения требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01.

И, тем не менее, из-за возникшего бардака с толкованиями, на сегодняшний день для предприятий водопроводно-канализационного хозяйства (ВКХ) не очевиден выбор регламентирующих документов по определению показателей качества питьевой воды.

Почему всё это произошло? Ответ напрашивается только один – падение уровня законодательной подготовки персонала в первую очередь самого Роспотребнадзора и незнание основ законодательства в области снабжения населения питьевой водой в полном комплексе.

«Подзабытый» СанПиН

Большинство чиновников на местах усиленно не замечают, что ГН 2.1.5.1315-03 и ГН 2.1.5.1316-03 существуют сами по себе, а являются составной и неотъемлемой частью действующего СанПиН 2.1.5.980-00 «2.1.5. Водоотведение населенных мест, санитарная охрана водных объектов. Гигиенические требования к охране поверхностных вод. Санитарные правила и нормы».

Они не задаются вопросом о правомерности прямого применения ГН 2.1.5.1315-03 к питьевой воде и их не смущает, что нет ни единого СанПиН, официального методического указания или рекомендации, описывающих или требующих учитывать нормативы из этих ГН при прямом контроле питьевой воды ЦВС.

Невероятное

Похоже, что никто, до сих пор не задался вопросом, откуда взялась эта загадочная фраза в простой таблице «сточного» ГН 2.1.5, поставившая на колени практически все ВОС водоканалов РФ, в чём её смысл и о чём пытался сказать всем Онищенко Г.Г. в своём письме-разъяснении №01/5477-8-32.

Мы этим вопросом задались, а итог исследования привёл нас в состояние бескрайнего удивления.

Начнём с того, что предшественник ГН 2.1.5.1315-03, в лице ГН 2.1.5.689-98, именовал себя в описательной части не более чем как «Перечень нормативов», т.е. его статус был аналогичен простой таблице. Оба перечня, и старый и новый, являются неотъемлемой частью СанПиН 2.1.5.980-00, в котором и прописано как и где именно они применяется.

Однако вольное толкование области применения таблицы ГН необоснованно перевело его в умах некоторых специалистов из ранга простого перечня нормативов в ранг чуть ли не самих санитарных правил, что не никак основано на нормах законодательства.

Такая неоднозначность толкования и правоприменения активно поддерживается самим разработчиком – НИИ «ЭЧ и ГОС им.Сысина», чье мнение приводится чиновниками как экспертное и служит основанием применения ГН фактически где попало. Такая ситуация на первый взгляд кажется весьма необычной и непонятной, но только на первый!

Тихая и загадочная метаморфоза ГН 2.1.5.1316-03 в ГН 2.1.5.2307-07

Для начала вернёмся ко вторым нормативам, принятым в тот же день — ГН 2.1.5.1316-03, которые тоже имеет в тексте необычное указание, тем более что использование нормативов ОДУ к питьевой воде вообще не допускается. Ведущего разработчика не смутило что ОДУ применимы только для получения временного специального разрешения для обоснования и контроля сбросов загрязняющих веществ на срок не более 3-х лет для разработки и обоснования полноценного ПДК.

Это вопиющее нарушение «основ мироздания» было устранено тихой отменой ГН 2.1.5.1316-03 и заменой его на ГН 2.1.5.2307-07, в котором убраны малейшие упоминания об областях применения, в том числе и в отношении питьевой воды, т.е. документу вернули его истинный статус именно как простого перечня нормативов.

По какой причине разработчиками до сих пор не устранены имеющиеся противоречия и в ГН 2.1.5.1315-03? Кому то очень выгодно продолжение хаоса или причина в ином?

Cui prodest? Cui Ьопо?

Если воспользоваться старым римским правилом «Ищи, кому выгодно», или, на юридическом языке, «найди мотив», то многое становится понятным.

Для этого вернемся в 2002 год, когда был принят Федеральный закон от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании».

Именно этот закон дал старт государственной программе разработки общих и специальных технических регламентов, в том числе и в отношении питьевой воды и именно под эту программу разработчики обновлённых ГН сделали задел в виде указания «…питьевую воду и воду в системах горячего водоснабжения», т.к. по их задумке с принятием технических регламентов питьевой СанПиН 2.1.4.1074-01 должен был исчезнуть навсегда.

Согласно руководства Р 1.1.002-96 разработкой документов по различным разделам занимаются разные структуры. По подгруппе 2.1.4 это Минздрав России, по подгруппе 2.1.5 – Роспотребнадзор. Естественно, эти работы подразумевают целевое финансирование, а возможный выход за границы своей зоны ответственности в сфере защиты здоровья и благополучия человека конкурирует часто с государственным недофинансированием науки и является мощным к тому катализатором.

Хотели как лучше…

Итак, 30.12.2003 появилось одно их первых уведомлений о разработке проекта технического регламента «Требования санитарно-эпидемиологической безопасности к воде, предназначенной для потребления человеком и питьевому водоснабжению». По итогу, этот документ далее проекта не ушёл.

История на этом не закончилась, т.к. распоряжением Правительства РФ от 06.11.2004 г. №1421-р утверждена программа разработки технических регламентов на 2004-2006 годы и открыто финансирование по п.53 «О безопасности водных ресурсов водных объектов в местах водопользования и водоотведения, питьевой воды, а также процессов водоснабжения» с готовностью проекта — май 2006 г.

29.03.2006 в Государственную Думу ФС РФ внесены законопроекты технических регламентов:

  • № 284072-4 «О водоотведении»
  • № 284068-4 «О водоснабжении»
  • № 284071-4 «О питьевой воде и питьевом водоснабжении»

Эти технические регламенты имеют ссылки на таблицы ГН 2.1.5.1315-03/2.1.5.1316-03 и по принятии этих ТР отменялся СанПиН 2.1.4.1074-01.

Но не случилось, т.к. 09.09.2011 все три законопроекта ТР отклонены и отправлены в архив, а распоряжение Правительства РФ от 06.11.2004 г. №1421-р было отменено ещё в январе 2011г.

Однако сам регламент, пусть и не принятый, в ходе написания вызвал необходимость коррекции действующих позиций гигиенического нормирования, которая была проведена фактически без надлежащих разъяснений и без учёта возможных последствий временного «двоевластия».

Вода, согласно техническому регламенту, позиционировалась, как продукт с определенным набором свойств. Следовательно, для обеспечения этого набора свойств, надо было максимально широко рассмотреть водоисточники, как основу производства питьевой воды. Подразумевалось, что после принятия технического регламента отпадет необходимость в СанПиН 2.1.4 по питьевой воде ЦВС, во избежание двойного контроля, т.к. вода, как продукт, уже должна будет соответствовать техническому регламенту.

Надо сказать, что разработка некоего технического регламента на питьевую воду ЦВС – это не решаемая задача в принципе. Свидетельством тому является опыт Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), которая оставила все попытки введение единых требований к питьевой воде и в настоящий момент приветствует региональный подход к её качеству, отражаемый в рекомендациях ВОЗ.

Что имеем в сухом остатке на сегодня?

  1. Технические регламенты не приняты и приняты не будут
  2. Ведётся работа по созданию нового СанПиН 2.1.4.ххх-14
  3. С отклонением ТР из ГН 2.1.5.1315-03 не была убрана ссылка в отношении питьевой воды и ГВС.
  4. Странные нормативы по тригалометанам в ГН 2.1.5.2280-07 (изменения №1 к ГН 2.1.5.1315-03) и в проекте нового СанПиН 2.1.4.ххх-14
  5. Правовой бардак в области водоснабжения населения питьевой водой, вызванный ненадлежащим применением нормативной документации контролирующими органами.

Опасный квартет или пришествие тригалометанов

Вернёмся к законопроекту № 284071-4. СТР «О питьевой воде и питьевом водоснабжении»
http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28Spravka%29?OpenAgent&RN=284071-4

  • 29.03.2006 зарегистрирован и направлен Председателю ГД
  • 09.09.2011 законопроект отклонён и отправлен в архив

В проекте ТР мы видим полный комплект гигиенических нормативов тригалометанов, образующихся в процессах водоподготовки.

Приложение №1
Нормативы безопасности питьевой воды
3. Нормативы безопасности питьевой воды по санитарно-токсикологическому признаку вредности
№ п/п   ПДК Класс опасности
25. Бромдихлорметан 0,03 мг/л 1
26. Бромоформ 0,10 мг/л 2
31. Дибромхлорметан 0,03 мг/л 2
74. Хлороформ 0,06 мг/л 1

 

Пояснительная записка к законопроекту от разработчика несёт важное уточнение, однозначно определяющее источники, где можно ознакомиться с обоснованием этих нормативов по состоянию на 29.03.2006: «При установлении вышеуказанных нормативов качества питьевой воды использованы действующие в Российской Федерации санитарные нормы и правила, директивы Европейского Союза и рекомендации Всемирной Организации Здравоохранения».

Первую нестыковку проекта СТР обнаруживаем с гигиеническими нормативами в СанПиН 2.1.4.1074-01 (действует с 1 января 2002 года) в отношении нормативов хлороформа, как по ПДК, так и по классу опасности, причём и тут видим ссылку на рекомендации ВОЗ.

Таблица 3
Показатели Единицы измерения Нормативы (предельно допустимые концентрации (ПДК)),не более Показатель вредности Класс опасности
Хлороформ
(при хлорировании воды)
мг/л 0,2 (2) с.-т. 2
(2) Норматив принят в соответствии с рекомендациями ВОЗ
Приложение 2
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ НОРМАТИВЫ СОДЕРЖАНИЯ ВРЕДНЫХ ВЕЩЕСТВ В ПИТЬЕВОЙ ВОДЕ
Наименование вещества Синонимы Величина норматива в мг/л Показатель вредности Класс опасности
Бромоформ Трибромметан 0,1 с.-т. 2
Дихлорбромметан   0,03 с.-т. 2

Для понимания общей ситуации походим вокруг, поищем ТГМ и в СанПиН 2.1.5.980-00:

— В связке с ГН 2.1.5.689-98 (привожу справочно, для понимания истории изменений)

№ п/п Наименование вещества CAS Формула Величина ПДК (мг/л) Лимитирующий показатель вредности Класс опасности
1140 Трихлорметан 67-66-3 CHCl3 0,06 с.-т. 2

— В связке с актуальным, к дате внесения проекта по состоянию на 29.03.2006, ГН 2.1.5.1315-03 (вместо ГН 2.1.5.689-98) неожиданно обнаруживаем послабление ПДК на остаточный хлороформ при увеличении класса опасности, а в шапке документа то самое загадочную указание, что эти ГН якобы распространяются и на питьевую воду.

№ п/п Наименование вещества CAS Формула Величина ПДК (мг/л) Лимитирующий показатель вредности Класс опасности
1177 Трихлорметан 67-66-3 0,1 с.-т. 1

Мы видим, что закон РФ предъявляет более жесткие экологические требования к остаточному хлороформу перед сбросами в целях защиты водных биоресурсов, однако и тут класс опасности несколько иной, чем в проекте ТР.

ТГМ и ВОЗ

Выдержка из актуальной на 29.03.2006 версии документа:

Женева, 2004 г. ВСЕМИРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
«Руководство по обеспечению качества питьевой воды». Третье издание

12. Фактические данные по химическим веществам
12.121 Триалометаны (бромоформ, бромодихлорметан, дибромохлорметан, хлороформ)

  Guideline values: mg/litre  
Chloroform 0.2 Хлороформ
Bromoform 0.1 Бромоформ
Dibromochloromethane (DBCM) 0.1 Дибромхлорметан
Bromodichloromethane (BDCM) 0.06 Бромдихлорметан

Principal reference: WHO (2003) Trihalomethanes in drinking-water. Background document for preparation of WHO Guidelines for drinking-water quality. Geneva, World Health Organization (WHO/SDE/WSH/03.04/64)

Обнаруживаем, что СанПиН 2.1.4.1074-01 рекомендациям ВОЗ соответствует, а с проектом ТР в отношении нормативов ТГМ для питьевой воды явно что-то не так.

Для полноты ощущений ознакомимся и с четвёртым, актальным изданием рекомендаций ВОЗ, опубликованном в 2011 году:

  Guideline values: mg/l  
Chloroform 0.3 (300 μg/l) Хлороформ
Bromoform 0.1(100 μg/l) Бромоформ
Dibromochloromethane (DBCM) 0.1(100 μg/l) Дибромхлорметан
Bromodichloromethane (BDCM) 0.06(60 μg/l) Бромдихлорметан

Удивляемся, что рекомендованный норматив ПДК по хлороформу в питьевой воде действительно изменился, но не в сторону ужесточения, а в сторону послабления — вместо 0,2 стал 0,3 мг/л. С проектом ТР в отношении нормативов ТГМ для питьевой воды действительно что-то не так.

Тригалометаны в ЕС

Директива 98/83/EC.

PART B. Chemical parameters
Parameter Parametric value Unit Notes
Trihalomethanes — Total 100 μg/l Sum of concentrations of specified compounds; Note 10
Note 10: Where possible, without compromising disinfection, Member States should strive for a lower value.

The specified compounds are: chloroform, bromoform, dibromochloromethane, bromodichloromethane.

For the water referred to in Article 6(1)(a), (b) and (d), the value must be met, at the latest, 10 calendar years after the entry into force of this Directive. The parametric value for total THMs from five years

after the entry into force of this Directive until 10 years after its entry into force is 150 μg/l.

Member States must ensure that all appropriate measures are taken to reduce the concentration of THMs in water intended for human consumption as much as possible during the period needed to achieve

compliance with the parametric value.

When implementing the measures to achieve this value, Member States must progressively give priority to those areas where THM concentrations in water intended for human consumption are highest.

Требования в ЕС на первый взгляд действительно более жёсткие, т.к. на момент подачи проекта технического регламента в Государственную Думу общая концентрация ТГМ была установлена не более 0,15мг/л, а с 2008 – 0,1мг/л.

Однако, изучение примечания №10 разъясняет такой норматив ТГМ как не более чем рекомендательный:

«Где это возможно, без ущерба для дезинфекции, государства-члены должны стремиться к более низким значением».

28 сентября 2007 г. постановлением №75 утверждены ГН 2.1.5.2280-07 – «Дополнения и изменения N 1 к ГН 2.1.5.1315-03». Введены в действие с 15 декабря 2007 г.

№ п/п Наименование вещества CAS Формула Величина ПДК (мг/л) Лимитирующий показатель вредности Класс опасности
46 Хлороформ 67-66-3 CHCl3 0,06 с.-т. 1 <к>
4 Бромдихлорметан 75-27-4 CHBrCl2 0,03 с.-т. 1 <к>
14 Дибромхлорметан 124-48-1 CHBrCl2 0,03 с.-т. 2

Как видим, ПДК по хлороформу вернулось к «дореволюционному» значению из ГН 2.1.5.689-98, добавлены ещё два ТГМ с одной и той же формулой, но с разными классами опасности, а бромоформа нет. Добавились указания на канцерогенность, но без ссылок на источник. На чём основаны эти изменения? Загадка…

Грядущее

Удалось ознакомиться с проектом новых СанПиН 2.1.4.___-2013 для питьевой воды, где опять обнаружены странные манипуляции с нормативами ТГМ со ссылкой на нормативы из рекомендаций ВОЗ, которых, как я указал выше, в отношении хлороформа не существует.

Вид обработки Реагенты Показатели для контроля Единицы измерения Допустимые уровни и ПДК Лимити-рующий показатель вредности Класс опасности
Хлорирование Хлор жидкий
Гипохлориты
Хлорамины
Хлороформ2)
Бромоформ
Бромдихлорметан
Хлордибромметан
Четыреххлористый углерод
мг/дм3мг/дм3мг/дм3мг/дм3мг/дм3 0,06
0,1
0,03
0,03
0,006
сан.-токс.
-«-
-«-
-«-
-«-
1
2
2
2
1

2) — норматив принят в соответствии с рекомендациями ВОЗ

Выводы

  1. Начиная с 2003 года разработчик ГН и ТР активно продавливает, не обоснованное отечественной и международной наукой, ужесточение нормативов ПДК на хлороформ (а ныне и в СанПиН 2.1.4.).
  2. Предположительно, до 2006 года это диктовалось попыткой унификации единых гигиенических нормативов под проект технических регламентов по водоснабжению и водоотведению.
  3. По нашему оценочному суждению, с 2006 года у разработчика ГН, а теперь и как участника разработки СанПиН 2.1.4, появилась заинтересованность в ещё более активной попытке легализации ужесточения нормативов ТГМ (хлороформа) в отношении питьевой воды с целью получения финансирования на обоснование, разработку и испытания новых реагентов на основе ПГМГ в рамках ФЦП «Чистая вода» по программе «Антихлор», предположительно с негласным участием Петрика В.И.
  4. Для реализации п.3 и пользуясь сложностью темы для неподготовленных оппонентов, была проведена работа по необоснованному очернению классических методов обеззараживания воды как чрезвычайно опасных из-за образования ТГМ. Для этого активно привлекались СМИ, недостаточно квалифицированные сотрудники Роспотребнадзора по всей территории РФ при поддержке со стороны производителей реагентов, ранее никогда не допускавшихся к водоснабжению, но крайне заинтересованных в выходе на новые рынки сбыта.
  5. Разработчик ГН и проектов ТС принял активное участие в оказании всесторонней поддержки производителям новых смесевых реагентов постоянного состава на базе бинарной смеси «ПГМГ-ГХ» и «Катамина АБ» с целью преодоления законодательных барьеров для регистрации как экспертная организация, невзирая на явный конфликт между интересами государства, являющегося гарантом безопасности жизнедеятельности, и интересами продавцов.
  6. Продавливание жесткого норматива по хлороформу в СанПиН 2.1.4 и появление в нём зловещего и неограниченного толкования «Иные реагенты» лишь утверждают нас в мнении, что есть заинтересованные лица в попытке сокрытии уже совершённых противоправных деяний с втягиванием в этот процесс всё большего количества специалистов, которые даже не подозревают о том что их используют.
  7. Эта же группа лиц предприняла активные действия в создании проекта нового СанПиН для бассейнов и аквапарков, в котором прописано применение новых реагентов на основе ПГМГ-ГХ и полностью игнорируются положения существующего ГОСТ от 2011 года.
  8. Вопрос применимости СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества. Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения» является определяющим для оценки качества воды централизованных систем водоснабжения (ЦВС) и для формирования целевых показателей качества питьевой воды ЦВС. Характеристики области применения СанПиН позволит предприятиям ВКХ правильно формировать инвестиционные и производственные программы, а также юридически корректно защищать тарифы на питьевую воду, поданную предприятием через ЦВС непосредственно населению и другим потребителям.

В заключение предлагаем вспомнить известный афоризм Бальтасара Грасиан-и-Моралеса: «Допустив промах, порой из него делают обязательство; начав с ошибки, думают выказать постоянство, продолжая в том же духе. Перед судом своего разума ошибку осуждают, перед людским — оправдывают, и, если в начале неразумной затеи их называли неблагоразумными, то, упорствуя, достойны звания глупцов».

Литература:

Кощеев А.В., Самбурский Г.А., «Социально-экологические проблемы текущего санитарно-эпидемиологического нормирования в области качества питьевой воды» / «Вестник МИТХТ», 2014, том 1, № 2, с.46-52, Московский государственный университет тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова


*** Вестник МИТХТ. Серия: социально-гуманитарные науки и экология ISSN 2311-9349

Периодическое печатное издание. Журнал издавался в 2014-2015 гг. Московским государственным университетом тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова один раз в три месяца и публиковал обзоры и статьи по актуальным проблемам педагогики, философии, экологии и экономики.

Выпуски журнала доступны в Научной электронной библиотеке.

Журнал основан в марте 2014 года. Учредителем и издателем журнала является Московский государственный университет тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова (МИТХТ). Журнал индексируется в Российском индексе научного цитирования (РИНЦ).

Редакционная коллегия журнала «Вестник МИТХТ. Серия: социально-гуманитарные науки и экология»

Главный редактор:

Бобылев Сергей Николаевич — доктор экономических наук, профессор, академик РАЕН и Российской экологической академии

Заместители главного редактора:

Вольнякова Ольга Александровна — кандидат философских наук, доцент, декан гуманитарного факультета, заведующий кафедрой философии МИТХТ им. М.В. Ломоносова
Хабарова Елена Ивановна — кандидат химических наук, доцент, заведующий кафедрой прикладной экологии и безопасности труда МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Редакционная коллегия:

Жильцова Людмила Михайловна — кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры иностранных языков МИТХТ им. М.В. Ломоносова
Иванова Адель Алексеевна — доктор философских наук, профессор кафедры философии МИТХТ им. М.В. Ломоносова
Климочкина Александра Юрьевна — кандидат исторических наук, доцент кафедры истории, социологии и права МТИХТ им. М.В. Ломоносова
Мекуш Галина Егоровна — доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой общей и региональной экономики Кемеровского государственного университета
Пронин Игорь Сергеевич — доктор физико-математических наук, профессор, ответственный секретарь журнала «Безопасность жизнедеятельности»
Сухорукова Светлана Михайловна — доктор экономических наук, профессор кафедры эколого-экономического анализа МИТХТ им. М.В. Ломоносова
Юркина Лера Валерьевна — кандидат педагогических наук, доцент, и.о. заведующего кафедрой истории, социологии и права МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Председатель редакционного совета:

Фролкова Алла Константиновна — доктор технических наук, профессор, советник ректора МИТХТ им. М.В. Ломоносова

Редакционный совет:

Давтян Микаэл Анушаванович — доктор экономических наук, профессор, декан экономического факультета Российского университета дружбы народов
Крившенко Лина Поликарповна — доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой педагогики Московского государственного областного университета
Пешков Андрей Сергеевич — кандидат биологических наук, профессор, руководитель программы ЮНЕСКО «Трансформация технологий для устойчивого развития»
Тумин Валерий Максимович — доктор экономических наук, профессор, почетный химик России, академик РАЕН, декан факультета менеджмента, экономики и экологии МИТХТ им. М.В. Ломоносова
Фомичёв Валерий Вячеславович — доктор химических наук, профессор, руководитель Центра коллективного пользования МИТХТ им. М.В. Ломоносова
Шишков Иван Захарович — доктор философских наук, заведующий кафедрой Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова

Ответственные секретари:

Арапов Олег Геннадьевич — кандидат философских наук, доцент
Будаева Лилия Львовна — ассистент, специалист по компьютерной верстке

Адрес редакции: РФ 119571, Москва, пр. Вернадского, д. 86, оф. Л-119

Разместить новость у себя:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Add to favorites
  • PDF
  • Одноклассники

You may also like...

Добавить комментарий