Алексей Кощеев: «Я не за хлор, я против Дезавида!»

OTRAVA-KOSH-00

В продолжение наболевшей темы, которая освещалась у нас под броским заголовком «Отрава», сегодня мы публикуем интервью с активистом инициативной группы «За Череповец без Дезавида».

Традицию мы нарушили не случайно. В серии публикаций мы последовательно раскрывали и аргументировали позицию противников технологии подготовки воды с помощью ПГМГ. В это время наши невидимые оппоненты, уклоняясь от дискуссии, ползали под ковром, распространяя слухи.

Они копались в частной жизни представителей группы и обвиняли их в денежном интересе. Вероятно, при этом они руководствовались принципом «суди по себе». Потому что иной причины, как шальные деньги, у появления технологии нет. Об этом мы тоже писали. Хуже всего то, что свою точку зрения на проблему они внушили некоторым горожанам и даже власти. В глазах мэра участники группы предстают этакими монстрами наживы.

И сегодня мы попытаемся разрушить это мрачное очарование. На наши вопросы отвечает и о себе рассказывает от первого лица Алексей Кощеев.

Happy-2014-02 – Алексей, для начала расскажи о себе: кто ты, откуда и как оказался в Череповце?

– До 2001 года я жил в Кирове. Биография начиналась наверное как и у многих — школа, армия, институт… Девяностые годы для всех выдались очень беспокойными, нестабильными. Я тоже не стал исключением. Кем я только ни работал, чем только ни занимался…

С чего бы начать? К примеру, несколько лет был главным инженером Дворца культуры, заместителем директора филиала «Военно-страховой компании», программистом Торгового дома «Русь-Импорт» и даже директором своей студии кабельного телевидения. До «черного вторника» был у меня и успешный бизнес по сборке и продаже телевизоров и компьютеров.

Но чем бы я ни занимался в то время, работа моя никогда не подразумевала сидения на месте и перекладывания бумаг, уж так получилось. Приходилось быть в постоянном движении, иначе тогда было нельзя. Это сказалось, конечно, и на моей жизненной позиции – я и сейчас довольно активный человек, любопытен и неравнодушен. Все это в сумме определило мою жизненную позицию: не приемлю главенство власти грубой силы и денег, считаю, что в нашей стране можно добиться существенных улучшений жизни с помощью диалога и законности. Это сейчас трудно, но за это стоит бороться.

Так о чем это я? Да, в Череповец я приехал по приглашению руководства питерского завода «Степан Разин» (помните, было такое производство на площадке бывшего Череповецкого пивзавода?) – ведущим инженером-программистом. Мне нужно было поставить систему компьютерного учета «с нуля» — от канцелярии до выпуска конечной продукции. По сути – создать комплексную систему управления предприятием. Фактически я был заместителем директора по своему направлению и с тех пор хорошо знаю, как работает предприятие изнутри. Был я тогда молодоженом и прибыл в Череповец с женой и двумя маленькими чемоданами.  Череповец стал родиной для трех моих детей – двух сыновей и дочки.

– Когда и почему тебя заинтересовала тема воды?

– Знаешь, наверное, такую поговорку, что у хорошего пива – три составляющие: солод, совесть и вода? Тогдашний директор пивзавода очень любил ее повторять. И воде на предприятии уделялось большое внимание. Тогда я впервые, очень близко познакомился с технологией водоподготовки и узнал, что если не всё, то очень многое, зависит именно от качества воды – и в производстве, и в жизни вообще. В конце 2005 у завода поменялся собственник и завод закрылся. Я создал фирму в сфере компьютерных технологий, но опыт знакомства с водой не забылся и пригодился в 2011 году, когда наши дети стали болеть заметно чаще и дольше, я пытался найти причину. В конце концов сделал вывод: нужно начинать с воды. Поиск лучшего решения по её очистке привёл меня к сотрудничеству с научно-исследовательским центром «ИКАР», разработчиком инновационных систем очистки воды.  Мне было предложено сотрудничество в качестве партнера с условием прохождения очного обучения по водоподготовке и обеззараживанию воды при кафедре биомедфизики Удмуртского университета. Объем полученных знаний выходил за рамки классических знаний о воде, а установка дома их системы очистки воды разрешила насущную проблему – дети практически перестали болеть. Я обрел уверенность, что пошел по правильному пути. Это подтвердилось и дальнейшими событиями. Однажды я узнал, что в городе внедрена новая система подготовки воды и внедрена довольно давно…

–  Как и когда состоялась твоя первая встреча с «Дезавидом»?

–  Осенью 2011 года участвуя в выставке по теме ЖКХ в «Алмазе» я заинтересовался буклетами «Водоканала» и внимательно их изучил. Из них стало понятно что «Водоканал» применяет УСВР фильтры Грызлова-Петрика при производстве бутылированной воды «Источник жизни». Это меня несколько обескуражило, ведь Петрик тогда уже был личностью дискуссионной, а его технология признана опасной. На сайте «Водоканала» я впервые узнал про «Дезавид». Первая моя реакция была очень благожелательная: это была новая и, главное, бесхлорная технология. Почему благожелательна? Хлор — главный враг для недешевых мембран обратноосмотических фильтров, применяемых в «икаровских» фильтрах. В своём личном блоге я даже посвятил этому «Дезавиду» одобрительную статью, но глубже вопрос изучал не стал, никаких подозрений на тот момент не было и в помине…

– «Как хороши, как чудны были розы…»… Когда же и почему наступило отрезвление?

– Среди читателей моего блога был мой добрый знакомый, микробиолог, который теперь проживает в Голландии. Прочитав мою статью, он заметил, что «формула этого «Дезавида» очень уж смахивает на формулу боевых отравляющих веществ», это меня смутило и я вернулся к более глубокому изучению новой технологии, публикуя собранные материалы у себя в блоге и на городском форуме, но интереса читателей эта темя не вызывала. Отношение к «Дезавиду» стремительно менялось на негативное.

Потом я узнал, что в Череповце есть и производитель реагентов для подготовки питьевой воды –«Северхимпром». Я познакомился с ними и узнал, что «Водоканал» предложил им производить «Дезавид» с поставками по всей России, но они отказались от обещанных прибылей, считая эту технологию опасной и возможно незаконной.

– Ходили слухи, что на конференцию, посвященную «Дезавиду», инициативная группа пришла фактически в готовом составе и во главе со своим лидером – Алексеем Кощеевым…

– На это мероприятие я зарегистрировался как представитель «Икара», мной двигал интерес к проблеме. Именно там я познакомился с Евгением Титовым и Анатолием Ясиным, которые, как мне показалось, были неплохо подготовлены к обсуждению темы. Инициативной группы еще не существовало – было несколько неравнодушных граждан. В зале, где проводилась конференция, собралось множество представителей водоканалов России, Казахстана и Белоруссии. Мы слушали доклады, задавали вопросы. Но реакция на наши вопросы меня ошеломила: реакция столичных организаторов напоминала плохо сдерживаемую истерику и потом нас упрекали в том, что мы прямо-таки сорвали конференцию и что нам за это кто-то щедро заплатил. Нас называли дилетантами, не понимающими, какое благо свалилось на череповчан в форме «Дезавида». В общем, нам никто ничего связного ответить не смог и не захотел. Очень жаль, что я не взял видеокамеру – она сняла бы не только интересный фильм, но и множество обвинений, которые потом сыпались в адрес инициативной группы. Подобной риторики, кстати, наш «Водоканал» продолжает придерживаться и теперь. И, что хуже всего, под ее «обаяние» подпала муниципальная власть и контролирующие органы.

– И вот прошло более полугода. Каково сегодня твое впечатление? Какой промежуточный итог борьбы с этой напастью?

– «Дезавид» появился в нашем городе подозрительно тихо для «передовой инновационной и абсолютно безопасной» технологии и  то, что «Водоканал» до сих пор избегает открытой дискуссии на тему, вязанную с «Дезавидом», только усилило мои подозрения. Созданная инициативная группа тоже не теряла времени зря. Мы не рассчитывали на мнение «Водоканала»,  искали другие источники информации, собирали мнения профильных специалистов по всей России и из других стран. По этой теме из разных концов страны я получил уже более 4000 писем. Все мои публикации и выводы основаны только на мнении профессионалов, большинство из которых кандидаты или доктора наук, а также на официальных документах: СНиПах, СанПиНах, Гигиенических нормативах, Методических указаниях,  регламентах, федеральных законах и т.д.

В июле 2013 мы предложили «Водоканалу», мэрии и контролирующим органам собраться на круглый стол при участии д.м.н., профессора Канищев В.А. и открыто обсудить вопросы по технологии применения «Дезавида». Никто из них, кроме природоохранной прокуратуры, на приглашение не откликнулся.

Несмотря на это, встреча с профессором оказалась очень интересной и полезной: он привлек наше внимание не только к вредности ПГМГ, но и к его неэффективности как дезинфектанта. Его выводы совпадают с мнением «НИИ Дезинфектологии» (запись доклада и публикации размещены в группе ВКонтакте «За Россию – без Дезавида!» http://vk.com/stop_dezavid ), тогда как «Водоканал» упорно продолжает убеждать нас в обратном, что ставит под сомнение его объективность.

Хочется, чтобы власть сделала свои выводы на основании всех доступных источников информации и объективно подошла к рассмотрению проблемы, касающейся всех жителей города, а не прятала голову в песок.

– Какова же альтернатива? Хлор?

– Я ничего не имею против основного компонента «Дезавида» – ПГМГ, но только при одном условии, если он применяется по первоначальному назначению в промышленности. К примеру, я сам успешно применяю ПГМГ у себя дома для обработки бревен в подвале в борьбе с плесенью плесени. Так что моя нелюбовь к «Дезавиду» не фанатична, а разумно-избирательна.

Но вот стало модным спрашивать: а что же, если не ПГМГ и не «Дезавид»? «Наверное, вы опять хотите отравить нас этим гадким хлором?» Нет, мы требуем, чтобы для подготовки питьевой воды применялись только разрешенные средства. А таких всего несколько: это хлор, гипохлорит, диоксид хлора, озон, ультрафиолет или сочетание этих методов. У каждого из этих разрешенных средств есть свои достоинства и недостатки, но в любом случае «Дезавида» среди них нет.

– Какой выход ты видишь из создавшегося тупика? Какой твой прогноз?

– Ты хочешь сказать, «из кем-то созданного тупика»? Я написал несколько обращений в прокуратуру. Ответ один – в «Водоканале» всё законно. Тогда, как вопросы, которые я затронул, — не из высоких научных сфер, а из области юридической, о законности применения «Дезавида» для питьевой воды. Но от меня хотят чтобы я принёс какую-то экспертизу. А всего-то и нужно, чтобы «Водоканал» призвали к ответу на основании существующих документов, по поводу нарушения того или иного закона. Только и всего.

Ведь если у «Водоканала» нет аккредитации в той сфере, где она должна быть, почему не накажут ответственных лиц? Ведь, не имея средств контроля при применении любой технологии водоподготовки, эту технологию просто не имеют права применять! Ответа тоже нет.

Если я под каждым заявлением, обращением, жалобой ставлю свою фамилию, то от «дезавидчиков» информация поступает в виде голых текстов, где нет ни подписи, ни печати, ни автора. И это происходит при попустительстве и халатности местного отделения «Роспотребнадзора».  Что немного понятно, ведь его глава Лаура Шамильевна Петрова в своих ответах вообще непонятно чем руководствуется. Ее ответы – лишь отписки не содержащие ответа по существу поставленных вопросов. Диктофонную запись официальной встречи с Лаурой Шамильевной и её ответов до сих пор храню как память.

Возвращаясь к вопросу, скажу, что мы сформировали базу контактов с профильными специалистами и собрали большое количество информации о ПГМГ, технологиях водоподготовки и наш прогноз развития ситуации очень оптимистичный. Как только работа закончится, мы обязательно всех познакомим с ее результатами. И тогда «Водоканалу» отмолчаться уже не получится.

– Алексей, в декабре местное отделение «Офицеров России» инициировало визит представителей «Общественного экологического контроля России» при Общественной палате. Тебе предложили занять пост главы местного отделения. Что уже удалось сделать?

– Позволь сказать еще несколько слов по этому поводу. Мое исследование изначально носило частный характер, пока работой нашей группы не заинтересовались «Офицеры России». После предварительного знакомства с результатами они предложили свою помощь. Мне поручили возглавить работу в экологическом направлении. Запросы обрели определенный вес. Предложение представителей экологического контроля было уже дополнением к этому статусу. От имени «Общественного экологического контроля России» и «Офицеров России» было написано обращение к мэру и получен ответ —  местную власть не интересует участие в публичном обсуждении этой проблемы. Но я уверен, что разум возобладает, и интерес к этой проблеме появится – и у мэра, и у депутатов Гордумы и у контролирующих органов, потому что «Дезавиду» безразлично в чьей печени накапливаться – у детей, у рабочих или у депутатов.

– Ну, и наконец, правда ли, что фильтры, которые ты продаешь, действительно спасают от «Дезавида» и ПГМГ?

– Я понял вопрос. Сторонники «Дезавида» часто обвиняют меня в финансовой корысти. Якобы, я продаю некие  специальные фильтры и только они спасают от этой химии. На самом деле от ПГМГ воду  чистят любые обратноосмотические фильтры и я всегда об этом говорил совершенно открыто. Для меня системы очистки воды не основной бизнес, а скорее философия, хобби, дополнительное инновационное направление на перспективу и большинство покупателей «икаровских» систем очистки воды живут как правило за пределами Череповца. А вот дети мои ходят в детский садик в Череповце, мне за них тревожно и тревога эта сильнее любой возможной экономической выгоды…

ПГМГ: бесполезен и вреден

Нас обвиняют, что мы накаляем обстановку, распространяя не соответствующие действительности сведения о ПГМГ. И вот в продолжение темы разрешите познакомить вас с выдержками из вполне себе официальных исследований. Одно из них говорит о том, что ПГМГ вреден даже после высыхания жидкости, его содержащей. Второе предостерегает от иллюзий относительно его антимикробной активности. Впрочем, судите сами.

Из информации аналога «Роспотребнадзора» в Финляндии – федерального агентства TUKES:

«Согласно современным исследованиям, активные вещества PHMG или РНМВ представляют риск для здоровья, даже после их высыхания и появления в домашней пыли. Потенциальные риски могут быть уменьшены путем удаления домашней пыли, которая вступает в контакт с веществом. Помещения должны быть очищены с помощью надежного метода очистки, который не вызывает риска для здоровья. В исключительных случаях, удаление биоцидов проводить путем замены поверхностей, которые были обработаны этими веществами».

Об анализе качества, безопасности и эффективности дезинфекционных средств говорит НИИ Дезинфектологии «Роспотребнадзора» РФ:

«…Так, например, показано, что не обладают туберкулоцидной активностью, вне зависимости от концентрации, большинство четвертичных аммониевых соединений, полимерные и мономерные производные гуанидина, а также композиции четвертичных аммониевых соединений с производными гуанидина. Установлено, также, что не обладают спороцидной активностью средства на основе четвертичных аммониевых соединений, полимерных и мономерных производных гуанидина… Проведённый в НИИ дезинфектологии предварительный анализ состава и эффективности ряда предлагаемых на рынке дезинфекционных средств, показал, что в некоторых случаях потребителям предлагаются средства, не обладающие свойствами, заявленными в инструкциях по их применению».

«Череповецкая истина» №2 2014

Разместить новость у себя:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Add to favorites
  • PDF
  • Одноклассники

You may also like...

Добавить комментарий